Год коня

— Ма-а-м! А мы кто, кони, да? — жеребенок нетерпеливо переступил маленькими копытцами и тряхнул головой. Из - под густой золотистой челки блеснули темно-лиловые раскосые глаза. — Ну, мама!

— А кто ж еще, — философски ответила пасущаяся на лугу лошадь. — Конечно, кони.

— А кто на этом лугу еще живет кроме нас? — и жеребенок ткнулся мордочкой в упругий мамин бок.

— Ну кто, кто, — лошадь на мгновение задумалась. — Разные тут, э-э-э есть жители. Вот взять бы к примеру... — Тут она вкусно хрупнула сочной травой и сказала с полным ртом — ...хотя бы Ж-мм-мея.

— А какая она эта Жме-е-ея! — жеребенок сделал ударение на букве “е” и рассыпал её, то есть букву мелким ржанием.

Лошадь тем временем тщательно разжевав траву, проглотила её и мягко поправила жеребенка:

— Не Жме-еея, а Змея. Где-то здесь, на лугу, мы должны скоро встретиться и ты сам её .увидишь.

— А копыта у неё есть? — поинтересовался жеребенок

— М-м-м, скорее нет, чем да, — глубокомысленно произнесла лошадь.

— Ой, а как же она бегает? — с недоумением спросил жеребенок. — А хвост у неё есть?

— Скорее да, чем нет — лошадь по-прежнему была невозмутима

— Бее-е-едная Змея, — пожалел незнакомку жеребенок. — Как же это она умудряется жить на свете?

— Ма-а-ам! — снова обратился он к матери — А почему мы встречаться будем?

— Потому что год заканчивается, малыш! — и лошадь мягкими губами коснулась уха жеребенка.

— А год это что такое? — глаза жеребенка зажглись огоньком любопытства.

— Это много, много дней и ночей. Ночь — это когда солнышка нет, вокруг темно, а на небе луна и звезды.

— Значит сейчас день? — догадался жеребенок и тут же снова задал вопрос — А почему он заканчивается? Что, больше не будет ни дня, ни ночи?

— Глупыш, будут, конечно. Просто это будут другие дни уже из другого года, понимаешь.

Но жеребенок не понимал. Он родился неделю назад и теперь открывал для себя мир. Его круглые копытца ступали еще не очень твердо, но с каждой минутой шаги жеребенка по земле были все увереннее и увереннее. Он пробежался по лугу до самых высоких деревьев и вдруг увидел небольшое круглое возвышение с плоской поверхностью. Жеребенок вскочил на него и и сразу почувствовал под ногами гулкую пустоту. “Тук-тук-тук-тук”, — стал пританцовывать жеребенок, и вдруг услышал как в лесу кто-то за ним повторил: “Тук-тук-тук-тук”. Жеребенок наклонил голову и прислушался, но звуки уже стихли. Тогда он снова принялся топать по возвышению , а по лесу раскатилось : “Трик-трак-трик - трак”.

Откуда-то сверху затрещала сорока:

— Это кто тут раньше времени новогодние часы включил, а?

— А что такое часы? — подумал жеребенок отбивая дроби на старом пеньке, который служил ему импровизированной эстрадой

Сорока скосила хитрые глаза вниз и всплеснула крыльями:

— Ух, ты мой родненький, коняшечка ты моя златогривенькая, неужто уже примчалси?! Прибег родименький. Надо скорей будить Скарабею, а не то проспить весь Новый Год? — И Сорока заорала:

— Скар-р-абея-у! Скар-р-ра беюшкау! Вставай скорей, смена твоя пришла!

Из-под пенька медленно выползла Скарабея и привычно цыкнула языком. Потом она величественно переместилась на мягкую траву.

Жеребенок так удивился, что сразу же перестал топать

+1
197
Добрый вечер, Людмила Леонидовна.
Заинтриговали. Ждём продолжения.
Спасибо.
Загрузка...